Заготовкой макулатуры должны заниматься ПЗП - Лига переработчиков макулатуры

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АССОЦИАЦИЯ "ЛИГА ПЕРЕРАБОТЧИКОВ МАКУЛАТУРЫ"

позвонить нам: (495) 137-73-55 схема проезда карта сайта
Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.
Цицерон Марк Тулий

Заготовкой макулатуры должны заниматься ПЗП

– Алексей Вячеславович, кто сегодня должен заниматься заготовкой макулатуры?

– Производственно-заготовительные предприятия – с многолетней историей, собственной территорией с санитарно-защитной зоной, высокопроизводительным прессовым оборудованием, развитой инфраструктурой, включая железнодорожные пути и автопредприятия, а также сложившимися отношениями с государственными учреждениями, торговыми сетями, архивными и другими организациями.

Эта сфера деятельности никогда не являлась высокомаржинальной, но при хорошем охвате отходообразователей это конкурентоспособный и общественно важный бизнес.

– Что мешает его развитию?

– На рынке сбора макулатуры появились новые игроки – торговые сети. Например, сеть магазинов «Магнит» (АО «Тандер»), которая торгует фьючерсами. Зная примерный объем макулатуры, которая будет сгенерирована в определенный период, компания объявляет тендер и проводит электронные торги.

Поскольку обеспечить себя сырьем – стратегическая задача для ЦБК, они начинают конкурировать, желая купить макулатуру в одном месте, в большом количестве и хорошем качестве, играют на повышение.

В итоге ритейл продает макулатуру по завышенной цене, и никто уже не помнит, что это вообще-то отход, от которого в любом случае нужно избавляться, даже если цена будет отрицательной (что еще не так давно имело место).

Кроме того, ритейл получает прибыль, продавая то, за что ему уже раз заплатили: потому что, покупая товар, население оплачивает не только сам товар и его доставку, но и упаковку, ее дальнейшее транспортирование и утилизацию.

Таким образом, деньги, которые ритейл получает за макулатуру, – это для него приятный бонус сверх обычной прибыли.

У заготовителя ситуация совсем другая – деньги, которые он получает за макулатуру, это трудовой заработок.

Чтобы заготовить макулатуру, он должен найти поставщика, заключить договор, регулярно вывозить макулатуру специализированным транспортом на производство и там разделять ее по маркам, отсортировывать, прессовать и продавать.

Помимо этого, он должен иметь разрешительную документацию, вести отчетность, проходить проверки и т. д. В итоге себестоимость одной тонны макулатуры – порядка 7 тыс. руб.

В то же время, ритейл сумел поднять цену до 11,5 руб./кг.

Тот факт, что не только представители ЦБП, но и заготовители покупают макулатуру по высокой цене, в большой степени объясняется ограниченностью рынка и контрактной системой закупки на тендерах.

С одной стороны, заготовитель должен любой ценой выполнить взятые на себя обязательства по поставкам: сорвать поставки – это слишком большой репутационный риск.

С другой стороны, с ритейлером тоже подписан контракт, где установлена цена, которая не изменится, даже если макулатура на рынке подешевеет (что мы и видим, обращаясь к ценовым индексам). Предусмотрены штрафные санкции за невыполнение обязательств.

К чему это ведет? Мне известны случаи (правда, пока единичные), когда заготовитель продавал макулатуру по более низкой цене, чем приобретал.

– Но ведь беда не в том, что ритейл получает сверхприбыли?

– Разумеется. Беда в том, что деньги вымываются из отрасли.

Когда ЦБК платит производственно-заготовительному предприятию, оно развивает инфраструктуру, модернизирует производство, проводит ТО, закупает дополнительные контейнеры и т. д.

То же самое сделал бы с полученными средствами региональный оператор (обустройство контейнерных площадок, налаживание селективного сбора отходов, увеличение количества контейнеров).

Если у предприятия есть приток денег за счет продажи вторсырья, уменьшается нужда в дотациях и субсидиях, формируется цивилизованная сфера обращения с отходами.

А ритейлер просто получает приятный бонус.

– Это вообще законно?

– Мы заказали у сторонней консалтинговой компании исследование, поручив проработать вопрос нарушений действующего законодательства при реализации такой схемы обращения с макулатурой.

Нарушений было вскрыто немало, и часть их лежит в сфере оформления документов, что тоже не способствует безопасности процесса.

Но эти нарушения не так страшны, как факт, что в автомобиль, который только что привез продукты, навалом забрасываются отходы. Когда мы в магазине тянем руку на полку, то не знаем, на какой машине и рядом с чем везли этот товар.

В распределительных центрах торговых сетей, как правило, стоит пресс, который запрессовывает отходы в кипы для последующей отгрузки на предприятия.

Этот процесс является обработкой отходов, для осуществления которого законодательно предусмотрена санитарно-защитная зона шириной 300 м. В этой зоне ни под каким видом не могут располагаться предприятия, связанные с производством и хранением пищевой продукции.

Тем не менее ритейлеры делают все это не просто вблизи, а прямо под одной крышей, по соседству с лежащими на стеллажах продуктами.

При этом не надо думать, что поступающая из магазинов обратным потоком упаковочная макулатура «чистая» – в нее попадает мусор, на ней остаются частицы испорченных продуктов.

– Предлагаете запретить ритейлу заниматься заготовкой?

– Если уж ритейл решил заниматься макулатурой – следует легализовать ее как деятельность по обращению с отходами и привести в соответствие с нормативно-правовой базой.

Но зачем? Для чего нести такие траты, когда есть действующие участники рынка, выстроенная структура, готовые недозагруженные мощности (у всех крупных заготовителей очень хорошие производственные мощности).

Возможны несколько путей взаимодействия с ритейлерами. Если ритейл решительно настроен продавать макулатуру от своего лица, есть варианты оказания заготовителем услуг по обработке макулатуры (сортировка и прессование на территории и оборудовании ПЗП) – разумеется, на платной основе.

Это убавит размер бонуса, но убежден, что формула справедливой цены предполагает для ритейлера прибыль 4-5 тыс. руб. за тонну макулатуры.

Мы настаиваем на обработке макулатуры как профессиональной деятельности не только потому, что у заготовителей «украли рынок». Ситуация шире: нужно снижать количество отходов, поступающих на полигоны.

Самый эффективный и безопасный способ – не допускать попадания полезных фракций в поток смешанных отходов, тем самым уменьшая его. Это вектор развития всего человечества, и в России этот подход включен в государственную политику и озвучен президентом.

Но вспомним эксперимент с отменой лицензирования на транспортировку отходов. К чему это привело? Лишь к тому, что моментально наплодилось «компаний», не обладающих даже зачатками социальной ответственности, и страна покрылась стихийными свалками.

Этот печальный опыт говорит о том, что право бесконтрольно осуществлять обращение с отходами быстро ухудшает экологическую и санитарно-эпидемиологическую ситуацию.

– Но если макулатура востребована, почему ее сбор не развивается по законам рынка?

– Целлюлозно-бумажная отрасль способна переработать 100 % образующейся в стране макулатуры. Но чтобы это стало реальностью, кто-то должен ее постоянно собирать везде, где она образуется.

Очевидно, что этот «кто-то» – в основном профессиональный заготовитель. Исходя из этого, ему надо помогать, а не вредить. Но в жизни не всегда так.

Огромным плюсом для отрасли стала отмена НДФЛ для граждан – сдатчиков макулатуры. Это облегчило ситуацию, поскольку люди не были готовы предъявлять паспорта, и их можно понять.

Однако отмена НДФЛ не спасает, если взамен НДС Фокина, два года назад снявшего с заготовителей непрофильную нагрузку по ведению сложной отчетности, ввели реверсный НДС, который снова вернул эту нагрузку в еще худшей форме.

ИП и небольшие юрлица, работающие по упрощенной систем налогообложения, были вынуждены взять в штат бухгалтера, тогда как раньше вся их несложная бухгалтерия велась на аутсорсе.

Более того, в первые три месяца после его введения мы получали звонки со всей страны: члены нашей организации обращались в налоговую инспекцию и рассказывали, что налоговики сами не знали, что делать.

Методом проб и ошибок они выстроили систему, но все это, мягко говоря, не облегчило участи заготовителей.

Хочу отметить, что в этих непростых условиях исключить взаимодействие с ритейлом смерти подобно, так как этот сегмент составляет львиную долю рынка.

В домохозяйствах образуется суммарно больше макулатуры, чем в ритейле (за счет развития интернет-торговли и индустрии упаковки), но макулатура с сортировок – это загрязненное сырье, реализация которого проблематична.

Очевидно, что пока не будет введен раздельный сбор – не будет массового возвращения полезных фракций ТКО в хозяйственный оборот. Заготовители макулатуры очень надеются на его скорейшее внедрение.

– Что сделать, чтобы на рынке остались только заготовители с «правильным» вторсырьем?

– Под вывеской «заготовитель» сейчас может скрываться некто, от кого отрасль получает лишь вред. На этом рынке должны остаться стабильные компании с правильными технологиями и традициями социальной ответственности.

Необходима обязательная сертификация участников рынка, в частности, ПЗП. Для этого надо разработать критерии и дать определения, какое предприятие может считаться заготовителем вторичных ресурсов.

Эти предприятия нужно включить в территориальные схемы по обращению с отходами и затем передать им исключительное право на ведение этой деятельности. Так все бы стало свои места.

С одной стороны, с рынка уйдут нелегалы с гаражами и двумя «Газелями». Такие участники легко перепрыгнут на другой вид деятельности – им не так важно, что возить.

С другой, ритейл тоже не сможет осуществлять обращение с макулатурой внутри торговых сетей. Он будет вынужден что-то делать – создавать дочерние предприятия, подыскивая для них площадки, выкупать или сотрудничать с действующими ПЗП и т. д.

Чтобы такая схема работала, прежде всего нужно законодательно закрепить понятие вторичных ресурсов. Это можно сделать, усовершенствовав закон № 89-ФЗ либо путем принятия нового закона (такие инициативы есть).

Нужно четко установить, когда и по какой процедуре отход приобретает статус вторресурса, а когда и по какой теряет (допустим, макулатура пролежала под дождями, заплесневела на складе и т. п.).

Продукцию, выпускаемую ПЗП, необходимо привести к единому стандарту, чтобы в этом качестве выводить на электронные торговые площадки, создавать биржу вторичных ресурсов.

Если по макулатуре такой стандарт очевиден (13 марок макулатуры), то по другим видам вторички его только предстоит создать.

И, наконец, третье. Как уже говорилось, раздельный сбор отходов необходим для того, чтобы вернуть макулатуру в производство. Но не меньшее значение имеет развитие сети приемных пунктов.

Нужно, чтобы у каждого жителя была возможность не допустить попадания вторичных отходов в поток ТКО, выбор, как поступать со своими отходами.

Сегодня в обществе назрела потребность доказать себе и своим детям, что не обязательно жить по-свински и все валить на свалку.

Одна эта мотивация может обеспечить приток вторичного сырья на пункты приема, тем более вкупе с материальным вознаграждением. Установка таких пунктов – функция ПЗП при поддержке местной власти.

Чудес ждать не стоит: введение селективного сбора, увеличение объемов собираемости – это многолетняя работа. Тем не менее, развитие сети приемных пунктов, строительство новых ПЗП в нужных локациях неизбежны. Все это будет способствовать развитию промышленности.

Беседовала Ольга Шевелева, специально для gofro.expert

Для справки

Ассоциация развития экологической промышленности «Вторичные ресурсы» учреждена в апреле 2017 г. Она объединила заготовителей сырья, по большей части макулатурного, из разных регионов России.