Заблудшие в РОП-6. Недостающее звено - Лига переработчиков макулатуры

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АССОЦИАЦИЯ "ЛИГА ПЕРЕРАБОТЧИКОВ МАКУЛАТУРЫ"

позвонить нам: (495) 137-73-55 схема проезда карта сайта
Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.
Цицерон Марк Тулий

Заблудшие в РОП-6. Недостающее звено

Говоря о реформе системы РОП, чаще всего концентрируются на противоборстве товаропроизводителя и переработчика, упуская из виду звено, без которого никакая РОП попросту не состоится. Это звено – сборщик, он же заготовитель.

Поэтому к очередному выпуску «Заблудших в РОП» мы привлекаем председателя правления Ассоциации развития экологической промышленности «Вторичные ресурсы» Алексея Недашковского.

http://gofro.expert/wp-content/uploads/2020/01/Nedashkovskij.jpg

– Алексей Вячеславович, расскажите о Вашем подвижничестве в системе РОП.

– В 2018 г. мы выполнили пилотный проект, в рамках которого организовали утилизацию отходов картона для одного известного товаропроизводителя.

По итогам составили пятисторонний акт об утилизации. Под актом подписались владелец отходов, их первичный покупатель – ИП, заготовитель следующего звена, мы и, наконец, целлюлозно-бумажный комбинат.

– Как вам это удалось?

– Задача облегчалась тем, что все участники процесса, кроме производителя, были членами нашей ассоциации.

 – Как отреагировал Росприроднадзор?

– Росприроднадзор по г. Москве нашу отчетную документацию принял – то есть, товаропроизводитель легитимно доказал факт самостоятельной утилизации отходов.

На этой операции никто не заработал, да у нас и не было такой цели. Задача стояла – создать прецедент, убедиться, что такая схема работает. Казалось, что если мы убедительно продемонстрируем такую возможность, товаропроизводители массово захотят воспользоваться этой услугой…

– Конечно, ведь они всегда говорили, что и рады бы, но форма акта «непроходибельная»… И как, возник ажиотажный спрос?

– Не возникло вообще никакого. За весь 2019 г., несмотря на наши активные усилия по донесению информации до товаропроизводителей, ни один из них не обратился к нам за этой услугой.

 http://gofro.expert/wp-content/uploads/2020/01/2.jpg

– Получается, им это на самом деле неинтересно?

– Получается, так. То есть, прекрасно, что в нашей стране введен институт РОП, но его необходимо настроить и отрегулировать.

Для нашей деятельности не нужно никакое отвлечение средств из бюджета – ведь как раз за счет механизмов РОП можно привлечь деньги в отрасль самым логичным и естественным образом. Для этого необходимо перенести ответственность на производителей упаковки, которые являются одновременно и переработчиками ее отходов, если речь идет об упаковке из картона.

Кстати, многие их них являются членами нашей ассоциации. И им, в отличие от товаропроизводителей, переработка макулатуры однозначно интересна. И пятисторонних актов не нужно: любой целлюлозно-бумажный комбинат и так имеет отчетность и по выпуску готовой продукции, и по использованию вторичного сырья.

 – Производственно-заготовительные предприятия встроены в эту цепочку?

– Конечно. Ведь кипа макулатуры по сути является продукцией, потому что формируется по ГОСТу: макулатура обрабатывается, сортируется по маркам, и только тогда становится для целлюлозно-бумажных комбинатов сырьем, на котором они работают. Ни один ЦБК не возьмет макулатуру навалом, у них жесткие требования по приемке. Отсюда понятная связка: ЦБК перерабатывают, а мы обеспечиваем их сырьем, извлекая его везде, где только можно.

 – Значит, вы – то самое недостающее звено, которого не хватает, чтобы в стране пошла активная переработка отходов?

– Абсолютно верно, поэтому мы и рассчитываем на средства от РОП. Конечно, мы пока не знаем, как эти средства будут администрироваться; возможно, они целевым образом будут направлены переработчикам – ЦБК – а они, в свою очередь, пустят эти средства на ПЗП.

– В каком виде?

– В виде расчета за поставленное нами сырье. А возможно, эти деньги придут сразу на ПЗП, исходя из того, что кипа сортированной макулатуры – это продукция.

 http://gofro.expert/wp-content/uploads/2020/01/9.jpg

Но для того, чтобы они пришли на ПЗП, эти предприятия, необходимо сертифицировать. Может быть, целесообразно вернуть лицензирование этой деятельности, хотя эти отходы и имеют V класс опасности. Мы же все были свидетелями того, к чему привела отмена лицензирования на отходы более высоких классов опасности: моментально расплодилась тьма нерадивых и недобросовестных участников рынка.

В отношении отходов низкого класса опасности ситуация не столь очевидна, но принципиально ничем не отличается. Как здесь, так и там мы не обойдемся без мелких организаций, но они должны быть понятными игроками, а не «гаражным» полукриминальным бизнесом.

– Например, такими, как тот ваш ИП – участник пятистороннего акта?

– Абсолютно верно. Такие игроки должны быть членами ассоциации, ассоциация должна быть аккредитована/сертифицирована, критерии отнесения соискателя к ПЗП должны быть разработаны и установлены государством. И только такие правильные ПЗП могут рассматриваться в качестве получателей средств экосбора.

 – Наверное, именно такие предприятия могли бы открывать в жилой застройке пункты приема вторсырья, которых в нашей реальности очень не хватает…

– Совершенно верно, ведь увеличить объемы сбора мы можем только за счет жилого сектора. А сегодня эту задачу некому выполнять. Поскольку регоператоры не заинтересованы в извлечении вторичных ресурсов, оно негативно сказывается на их тарифе.

Я говорю это не в порядке критики – в сфере ТКО свои сложности. Просто хочу подчеркнуть факт, что в увеличении объемов сбора заинтересована сама бумажная отрасль, невыдуманный интерес ко «вторичке» может быть только у состоявшихся перерабатывающих производств.

 http://gofro.expert/wp-content/uploads/2020/01/5.jpg

Перерабатывающие производства могут пойти двумя путями. Первый – наладить собственную систему заготовки вторсырья. Однако, ввиду большой загруженности по основному производству, вряд ли кто-то захочет отвлекать на это человеческие и финансовые ресурсы. Второй путь – это мы, действующие участники рынка в виде ПЗП.

ПЗП в свою очередь берет под себя мелких сборщиков – по большей части, ИП либо ООО на упрощенной системе налогообложения. ПЗП администрирует их, генерирует объемы и поставляет на ЦБК. Оно берет на себя ответственность за качество сырья, обязательства по будущим объемам, формирует прочные многолетние договорные отношения.

В этом мы видим перспективу нашей работы, поэтому однозначно выступаем за введение пятилетнего моратория на реализацию РОП через ассоциации товаропроизводителей либо через договорные отношения с самостоятельно выбранными переработчиками. Такая самостоятельность приводит лишь к тому, что отходы исчезают в никуда, точнее, на полигоны.

Есть и другая причина. У нас и так слишком велика административная нагрузка на всех хозяйствующих субъектов. Не могу не вспомнить ситуацию с НДС за макулатуру: вместо того, чтобы его исчисляло и уплачивало за всю отрасль несколько крупных предприятий, возложили эту сложную отчетность на всех и каждого – кому от этого стало лучше? Налогов столько же, а забот и проблем гораздо больше.

А новый законопроект, созданный в развитие концепции Минприроды, направленной на реформирование РОП, напротив, облегчает жизнь мелким хозяйствующим субъектам: есть такие цифры, что он снимает излишнюю административную нагрузку с 7,6 млн индивидуальных предпринимателей и юридических лиц! Такие упрощенные схемы отчетности вообще повсюду надо внедрять! Ведь с огромным объемом администрирования и чиновники не справляются.

Представьте, например, какое огромное количество товаров импортирует Россия – больше, чем производится внутри страны. Каждый товар – в упаковке. И всю эту упаковку нужно администрировать, дойти до каждого мелкого импортера? Реально ли это? А главное – зачем, если того же результата можно достигнуть гораздо более простыми методами?

 А ведь речь идет о больших деньгах. Нужно выстроить систему, которая позволит сделать эти деньги реальными. Мы полностью согласны с законопроектом в этой части.

– Только в этой? А в остальных? Мораторий – да, перенос ответственности на производителя упаковки – да, а стопроцентные нормативы утилизации?

– Безусловно мы за них! Как справедливо говорят коллеги, нельзя родить полребенка – он либо есть, либо его нет.

Здесь то же самое. Ведь что сейчас происходит? В 2018 г. вместо необходимых 33,8 млрд руб. собрали всего 2,5 млрд руб. Такая низкая собираемость средств экосбора, да еще с учетом заниженных ставок, конечно же, не позволяет ни построить инфраструктуру раздельного сбора отходов, ни компенсировать затраты на обработку и утилизацию. Таким образом переработка отходов становится невыгодной с точки зрения предпринимательской деятельности.

Такая система РОП не работает и не заработает впредь. Отмена нормативов утилизации на упаковку при расчете экологического сбора является самым правильным шагом для выстраивания экономики замкнутого цикла, когда вся российская макулатура будет превращаться в новую продукцию.

Хочется особо подчеркнуть – российская. Импорт вторсырья, ввоз его на территорию Российской Федерации – это сложная тема, но вместе с тем очевидно, что каждая тонна, импортируемая извне – это тонна, не собранная внутри страны.

Сколько макулатуры мы ввезли откуда-то из Европы – столько мы не собрали у себя. Это количество у нас осталось невостребованным, а значит, отправилось на полигон.

 – Но ведь у нас мощности по переработке макулатуры едва ли не на четверть превосходят реальный объем ее переработки. Насколько принципиальна лишняя тонна?

– Нет такого дефицита, макулатуры на складах достаточно. Одной из причин стал запрет на экспорт макулатуры в Украину. Эти объемы останутся невостребованными внутри страны. Ведь их везли в Украину вынужденно, это было географически удобно, потому что у нас на юге нет перерабатывающих производств за исключением майкопского ООО «Картонтара» и небольшого ростовского комбината, но они не нуждаются во внешних поставках, так как у них своя прекрасная система заготовки.

– В прошлом интервью – это был август – мы говорили о неоправданном росте цены на макулатуру…

– Ситуация быстро изменилась. Сейчас цена на макулатуру МС-5Б приблизилась к европейской.

– Вы занимаете промежуточное положение между товаропроизводителем и переработчиком. Приходится искать баланс между теми и другими?

– Безусловно. Мы промежуточное звено, у нас действительно нелегкое положение – как у маленького государства между великими державами.

Но в то же время заготовка макулатуры – это реально существующая ниша в эколого-экономическом механизме, которая должна быть заполнена. Подумайте, что было бы в экономике процесса, если бы вдруг исчезли заготовители? Объемы сбора макулатуры упадут, цены взлетят, и плохо будет всем.

 – Согласна, все как в природе: исчезнут лемминги – умрут песцы… Но все-таки кто вам социально ближе – товаропроизводители?

– Нет и еще раз нет! Мы составляем единую технологическую цепочку с ЦБК, и, конечно же, именно они нам ближе, они наши смежники и коллеги. И с концепцией реформы РОП, которую сформировало Минприроды, мы абсолютно согласны, как и с новым законопроектом, который сделан на ее основе.

– Но я знаю, что некоторое время назад вы подписали письмо, направленное против и стопроцентного норматива утилизации, и моратория на исполнение РОП силами ассоциаций товаропроизводителей, и переноса ответственности на производителя упаковки…

– Не разобрались! Или, правильнее сказать, были введены в заблуждение. Я ни на кого не перекладываю ответственность за свои действия, но, по существу, мы действовали просто по инерции, не вдумываясь в ситуацию.

Видимо, так на нас повлияло «головокружение от успехов» того пилотного проекта с пятисторонним актом, о котором я рассказывал. Ждали, что заработает отработанная нами хорошая, честная, взаимовыгодная схема. Но не заработала. И мы поняли, что это – тупик, сколько бы ты сил в это ни вложил.

А когда вдумались в упомянутую концепцию, то поняли, что она-то как раз и сулит конструктивные взаимодействия. Эта схема не только идеологически более правильна, но еще и относительно легка в исполнении. То, что хорошо для ЦБК, хорошо и для нас, потому что мы – часть единой технологической цепочки.

– Спасибо за откровенный разговор, Алексей Вячеславович!

Беседовала Ольга Шевелева, специально для gofro.expert