Пакуйся с миром: рост цен на пластик и картон загнал производителей в кризис - Лига переработчиков макулатуры

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АССОЦИАЦИЯ "ЛИГА ПЕРЕРАБОТЧИКОВ МАКУЛАТУРЫ"

позвонить нам: (495) 137-73-55 схема проезда карта сайта
Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.
Цицерон Марк Тулий

Пакуйся с миром: рост цен на пластик и картон загнал производителей в кризис

Производители пластиковой и бумажной упаковки не успевают подстраиваться под изменение ситуации на рынке. Дела ухудшаются: стоимость сырья растет как на дрожжах, а дефицит только усугубляется.

Изготовление упаковки из пластика и бумаги становится все более сложной задачей. По словам предпринимателей, производители сырья отправляют львиную долю товара на экспорт, так как внешний рынок сулит большую прибыль. Петербургским переработчикам в результате достаются крохи. Закупочные цены растут постоянно. Отдельные виды сырья уже стали дороже в 1,5–2 раза относительно декабря 2020 г. Малому производственному бизнесу приходится выживать из последних сил под давлением ценовой конъюнктуры, диктуемой крупными холдингами.

Сырье на вес золота

По сообщению ООО «ПакБери» отдельные марки сырья подорожали на 50 %. При этом оснований полагать, что рынок в ближайшей перспективе перестанет «трясти», у бизнеса нет. «Нам постоянно приходится поднимать цены, но у заказчика нет выбора – в продукции, которую мы производим, нуждаются все предприятия. Периодически некоторых видов сырья просто не достать. Одна компания выписала нам штраф 100 тыс. руб. за недопоставку пакетов для мусора. Но ведь мы же не могли произвести их из воздуха!» – описывает ситуацию генеральный директор предприятия Наталья Гаврилова. Хуже всех приходится участникам рынка, которые заключают с заказчиками контракты, фиксирующие цены на год вперед.

Среди петербургских производителей есть те, кто отказался от закупки отечественного сырья в пользу импортного. Но они, в свою очередь, страдают из–за трудностей логистики. «До нас сырье идет 2–3 месяца. Мы заказываем у азиатских заводов: они, в отличие от европейских, предлагают более демократичные цены. Заключены договоры и с российскими поставщиками, но те с мая твердят, что у них нет полимера. Куда он делся – можно только гадать. И цены взлетели до 170 руб. за килограмм ПВД», – делится Денис Тимофеев, генеральный директор ООО «ПТК Стрейч» (производитель пищевой пленки).

«Мы никогда не видели ничего похожего!» – в один голос восклицают переработчики. Свои претензии они адресуют крупным производителям сырья, которые слишком активно ориентируются на внешний рынок, выгодно продавая полимеры за валюту и оставляя российские предприятия ни с чем. Один из крупнейших игроков – концерн «СИБУР», который производители упаковки считают почти монополистом. «Куда смотрит ФАС, кто должен защищать внутренний рынок от монополий?» – задаются вопросом руководители компаний.

В пресс–службе ФАС России в ответ на запрос «ДП» заявили, что за ценообразованием ведомство следит внимательно. «По результатам нашего мониторинга наблюдается снижение цен на полипропилен и полистирол. Таким образом, в настоящее время рост цен на этом рынке отсутствует», – отчитались там. Долгосрочное увеличение стоимости на протяжении всего 2021 г. в ФАС никак не прокомментировали. Лишь добавили, что в случае выявления признаков нарушений закона о защите конкуренции будут приняты меры антимонопольного реагирования.

В пресс–службе холдинга «СИБУР» на запрос «ДП» ответили, что являются не единственным производителем ПЭТФ (в основном используется для производства бутылок для напитков и воды) на российском рынке.

«Доля компании составляет порядка 30 %. При этом текущих мощностей не хватает для удовлетворения внутреннего спроса. Поэтому СИБУР реализует проект по расширению мощностей с вовлечением в переработку до 30 тыс. т вторичного сырья. Ценообразование на ПЭТФ носит рыночный характер и учитывает баланс спроса и предложения на продукт в РФ. Вместе с тем при ценообразовании также учитываются значения мировых котировок, а также иные факторы, связанные с доступностью продукта на рынке и спросом на него в конечных отраслях потребления. Важно учитывать, что доля упаковки в стоимости конечных продуктов варьируется от 1 до 10 %. Это означает, что, к примеру, 6%-ный рост цены исходного сырья приведет к росту стоимости конечной продукции не более чем на 0,5 %», – заявили в компании.

Наталья Гаврилова возражает, что в случае с тонкими пластиками «СИБУР» занимает значительно большую долю рынка, а стоимость сырья влияет на эту категорию гораздо сильнее. «Возьмем фасовочный пакет в магазине, прозрачный. В нем 80 % стоимости составляет сырье, остальное – экструзия и производство самого пакета. Таким образом, рост цены сырья на 60 % приведет к удорожанию продукции на 48 % минимум!» – подчеркивает предпринимательница.

Значительный рост цен на упаковку уже не первый месяц чувствуют ретейлеры: ситуация тяжела как с пластиком, так и с картоном. Но открыто говорить о ней в компаниях не любят. В большинстве торговых сетей, к которым обратился за комментарием «ДП», запрос проигнорировали.

В «Азбуке вкуса» отметили, что 2 года назад пересмотрели свое отношение к упаковке. У компании есть собственное производство, где изготавливают пищевую пленку толщиной 45 микрон (обычная толщина – 65 микрон). Это позволяет сократить ее потребление на 80 т в год.

По словам переработчиков, ситуация со вторсырьем тоже далека от нормы. В конце 2020 г. производитель мусорных мешков индивидуальный предприниматель Каха Беридзе закупал полиэтилен по 45 руб. за килограмм, сейчас – по 90. «У меня есть договоренность с контрагентами, что я поднимаю цену не сразу, как дорожает сырье, а через месяц. В этот промежуток вынужден отгружать продукцию по старой стоимости. При этом я понимаю, что мусорные пакеты – расходный материал, без которого в Петербурге просто не обойтись», –отмечает предприниматель.

Дорогая макулатура

Не менее печальна история с бумажной упаковкой. Производители уже давно жаловались на дефицит макулатуры марки МС–5Б, количество которой на рынке не позволяло удовлетворить спрос. В компаниях иронизируют: мол, если раньше крупные ретейлеры типа X5 Group диктовали, какой товар им нужен, и не соглашались покупать продукцию чуть хуже по качеству, то теперь подобные заказчики звонят и просят: «Пришлите хоть какие-нибудь пакеты!»

Весной «Лига переработчиков макулатуры», объединяющая основных российских игроков на этом рынке, обратилась с открытым письмом к председателю правительства Михаилу Мишустину, жалуясь на рост цен. По словам Алексея Сергеева, исполнительного директора Лиги, в ноябре цены на макулатуру снизились. Но все равно остаются кусачими (18 781 рубль за тонну против 22 220 рублей в марте). Это приводит к росту стоимости тарного картона и упаковки из гофрированного картона.

«Из 100 коробок из гофрированного картона на сегодня 75 % сделано из макулатуры, а 25 % из целлюлозы. Стоимость целлюлозного тарного картона примерно на 25–30 % выше, чем макулатурного. Заменить макулатурные картоны, с учетом существующих мощностей и конъюнктуры рынка, нечем. Чтобы упаковка из гофрокартона подешевела, основной объем воздействия должен быть направлен на макулатуру, которая подорожала более чем в 2 раза с начала 2020 г.», – обращает внимание Сергеев. Он добавляет, что уровень сбора МС–5Б вырос с января по сентябрь на 16,1 %. Но и выпуск макулатурного тарного картона увеличился на 17,1 %. Отраслей с такими темпами роста в стране немного.

Генеральный директор АО «Кнауф Петроборд» Юрий Михайлов отмечает, что в мае цены выросли на 300 % год к году. Последние 6 месяцев они стабилизировались. Негативно на ситуации сказывается отсутствие возможности свободного импорта макулатуры из стран Евросоюза: согласно Базельской конвенции она обозначена в РФ как отход и ввоз ее возможен лишь после длительных экологических экспертиз. Есть и другой важный фактор. «Основной потенциальный источник дополнительного объема макулатуры в РФ и уменьшения ее дефицита – ЖКХ при условии правильной организации раздельного сбора бытовых отходов. Проект раздельного сбора буксует уже 7 лет в результате пробелов и противоречий в законодательстве», – указывает Михайлов.

Елена Жиряева, профессор кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС, добавляет, что сокращения спроса не предвидится. Бизнес продолжает экспортировать больше макулатуры, чем ввозит: объем экспорта (товарная позиция 4707) в 2020–м составил 27,445 млн долл., а импорт – 10,447 млн долл. Еще один вариант сокращения дефицита сырья – снижение таможенных пошлин, которые сегодня находятся на уровне 5 %.

Рост спроса на упаковку связан, в том числе, с активным развитием электронной коммерции после начала пандемии. По словам наших поставщиков, в начале 2021 г. стоимость изготовления тары из гофрированного картона выросла более чем на 20 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Мы снизили расходы на упаковку из картона в августе на 10–20 % от тех, которые фиксировались в июле. Но нам все равно поступают письма с предупреждением о росте стоимости на 5–10 %. Как отмечают наши поставщики, к маю 2021 г. цена сырья для предприятия по сравнению с летом 2020 г. выросла практически вдвое. По их словам, российским производителям сырья было выгоднее направлять свою продукцию на экспорт с учетом более высоких котировок, что вызвало дефицит на внутреннем рынке и дополнительный рост цен. С учетом того, что сырье составляет 40–70 % стоимости готовой упаковки, избежать повышения цен переработчикам в какой–то момент оказалось невозможно. Поставщики поднимали цены дважды – зимой 2020–го и весной 2021 г. Аналогично поступали и другие многочисленные потребители полимеров и продукции из них. Начиная с мая 2021 г. и до настоящего времени поставщикам еще удается сдерживать стоимость упаковки. Но в середине декабря – в январе 2022–го вынужденного увеличения цен не избежать. Мы ожидаем, что закупка упаковки станет для нас на 30–45 % дороже.

Анна Тихая,

руководитель службы закупок и снабжения СДЭК

 

Когда меньше расходуется сырья, это лучше для природы. Но экономика к этому не готова, «зеленое мышление» у людей пока не выработалось. Ресурсов, например бумаги, сейчас не хватает из–за сложностей логистики. На рынке образовался дефицит, но он временный. И сейчас как раз можно менять отношение потребителя к товарам: зачем покупать конфеты, упакованные в несколько оберток, если упаковка все равно будет выброшена? Бизнес мог бы перестраивать свой подход к продаже конфет уже сейчас, но общество к этому пока не готово.

Семён Гордышевский,

председатель правления «Экологического союза»

 

Cпрос на полимеры и целлюлозу за последние пару лет вырос из–за увеличения потребности в масках, одноразовой посуде, пластмассовой и бумажной упаковке для готовых блюд, одноразовых салфетках. С другой стороны, рост цен во всём мире может стать для российских предприятий возможностью для наращивания экспорта готовой продукции. В случае, конечно, если они смогут перестроить свои производственные цепочки и увеличить мощности для создания продукции более глубоких степеней переработки.

Анги Схведиани,

доцент высшей инженерно-экономической школы СПбПУ

 

Проблемы индейцев шерифа не волнуют

Иван Воронцов

Наверное, для экологии действительно было бы неплохо, если бы объемы выбрасываемого пластика заметно сократились. Вот только рост цен на сырье к этому приведет вряд ли. Пластик занимает около 38 % российского рынка упаковки, и особых тенденций к сокращению этой доли не видно. Так что волна повышения цен просто плавно докатится от заводских цехов до магазинных прилавков. Мусора при этом останется столько же, а вот денег в карманах у граждан – поменьше.

С одной стороны, процесс абсолютно рыночный. Растет спрос – растут цены. Рыба ищет, где глубже, а бизнес – где прибыльнее. Выживает сильнейший и так далее. Но тогда стоило бы ожидать и ослабления регулирования, чтобы экономика могла быть по-настоящему экономной, а конкуренция – конкурентной.

Между тем последнее время государство настойчиво демонстрирует стремление регулировать рыночные механизмы в ручном режиме. Сегменты при этом выбираются скорее из соображений популизма, а не реальной пользы. Навязывание минимальных цен на подсолнечное масло и сахар или идеи фиксировать цены номеров в гостиницах – как раз из этой серии. Хотя, казалось бы, вот конкретная область, в которой бизнес прямо просит государство о вмешательстве. Бизнес, который не только производит вредный для экологии пластик, но и обеспечивает рабочие места, платит налоги, а в конечном итоге обеспечивает экономическую самостоятельность страны.

В недавней ситуации со взлетом цен на металл элементы пазла были те же: выгодный экспорт и вялый (в соответствии с курсом рубля) внутренний рынок; малые производители, буквально стонущие от условий по долгосрочным контрактам и требующие жестких мер от антимонопольщиков; корпорации, хладнокровно указывающие на мировую конъюнктуру, параллельно подсчитывая сверхприбыли. Государство тогда, напомним, отреагировало лишь на последний пункт, выставив металлургам счет на допналоги. Назвать эти действия справедливыми, мягко говоря, сложно. Что по отношению к корпорациям, которые вполне могли бы за счет выросшей доходности увеличить объем инвестиций. Что по отношению к МСБ, который эти самые сверхприбыли частично обеспечил, исправно закупая подорожавшее сырье и в итоге не получив за это никакой компенсации.

Пластиковых и бумажных магнатов пока что поделиться излишками с казной вроде бы не просят. Но, даже если это случится, есть ощущение, что они обо всем договорятся и в итоге со всем справятся. А вот небольшие предприниматели, работающие «на земле», так и останутся барахтаться в мутных водах рынка самостоятельно. Похоже, что в современной России им прочно отведено место тех самых индейцев, проблемы которых шерифа не волнуют. Только на родной земле.

Источник: www.dp.ru