Бумажники не отравляют природу, а влияют на нее - Лига переработчиков макулатуры

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АССОЦИАЦИЯ "ЛИГА ПЕРЕРАБОТЧИКОВ МАКУЛАТУРЫ"

позвонить нам: (495) 137-73-55 схема проезда карта сайта
Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.
Цицерон Марк Тулий

Бумажники не отравляют природу, а влияют на нее

По итогам 2020 г. Пермская целлюлозно-бумажная компания, крупнейший производитель картона и упаковки, не ожидает снижения выпуска продукции. Предприятие видит в кризисе и перспективные ниши, которые готово занять. О перспективах развития предприятия рассказал «Ъ-Прикамье» новый исполнительный директор Константин Незнамов.

– Вы уже больше года отвечаете за производство на предприятии. Расскажите, откуда пришли и какой у вас опыт?

– Почти 16 лет я трудился в компании «СИБУР», то есть большую часть своей сознательной производственной жизни. Я начинал работать в компании с момента ее образования в 1999 г., когда меня, чиновника администрации Пермской области, пригласили основатели компании. Сначала трудился в пермском «СИБУР-Химпроме», потом в рамках холдинга получил опыт на предприятиях в Тульской, Томской, Московской областях. После СИБУРа незначительное время трудился в компании «РУСАЛ». И наконец в 2019 г. пришел на работу в Пермскую ЦБК.

https://im.kommersant.ru/ISSUES.PHOTO/REGIONS/PERM_ONLINE/2018/09/07/%D0%91%D1%83%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B0%20%D0%912300.jpg

– Химия, металл, а теперь бумага. Трудно было перестроиться? Каков ваш функционал?

– В РУСАЛе я работал в дочерней компании, которая занималась производством гибкой упаковки, близкой к моей нынешней теме.

Сейчас отвечаю за производство и развитие в Пермской целлюлозно-бумажной компании. Зона ответственности – инвестиции, выпуск продукции, дальнейшее технологическое развитие.

– Что из себя сейчас представляет предприятие, какова его специализация в лесном кластере Пермского края?

– На территории Пермского края исторически сложились четыре крупных предприятия целлюлозно-бумажной промышленности: Пермский ЦБК, Красновишерский ЦБК, «Соликамскбумпром» и Краснокамский целлюлозно-бумажный комбинат, сейчас ЦБК «Кама». По состоянию на сегодня остались три. Несмотря на то что все они перерабатывают древесину, каждый выпускает свой продукт: Соликамск – газетную бумагу, «Кама» – мелованную бумагу, наше предприятие – сырье для производства упаковки (гофротару).

Даже лес мы перерабатываем разный. «Кама» в настоящее время использует в качестве сырья осину, «Соликамскбумпром» – хвойные деревья. Мы же перерабатываем березу. У нас разная сырьевая составляющая. Большую часть сырья мы заготавливаем на лесных участках, взятых нами в аренду на 49 лет, с обязательством восстановления леса.

Распределение по сырью позволяет также наиболее полно и качественно использовать лесной ресурс. Это нас объединяет, но в то же время есть и отличия от коллег по отрасли. Пермская целлюлозно-бумажная компания объединяет в себе полную производственную цепочку: от заготовки древесины до выпуска конечного продукта – упаковки из гофрированного картона. И что очень важно, наше предприятие обеспечивает утилизацию выпущенной в оборот упаковки. Мы перерабатываем макулатуру.

– Какова доля на рынке? И по каким продуктам?

– Если брать российский масштаб, то Пермская целлюлозно-бумажная компания входит в десятку крупнейших предприятий России. И в топ-10 мы занимаем достойное место. По производству ролевой бумаги мы входим в пятерку, с долей в 6 %. В производстве гофропродукции доля составляет 4 %.

– Основная продукция предприятия реализовывается у нас в крае или по всей стране?

– Нет, по всей России. Мы не очень далеко уходим на восток: транспортное плечо сразу влияет на конкурентоспособность нашей продукции. Основной объем нашей упаковки реализуется в Уральском, Приволжском федеральных округах, какая-то часть уходит в Московский регион.

– Ваша оценка рынка гофроупаковки?

– Это перспективное направление. Как показывает опыт европейских стран, пластик – не самый экологичный вид упаковки. Мы же используем лес, а это возобновляемое сырье. Макулатура может многократно проходить переработку, несколько раз. В России одна и та же бумага может быть переработана по 4–6 раз, а в Европе до 11 раз. Все больше производителей товаров пользуются в основном бумажной продукцией. А Европа на сегодня все больше предпочитает пластиковой упаковке бумажные аналоги.

– Кризис, вызванный пандемией и снижением потребления, затронул рынок упаковки?

– Как ни странно, кризис практически не повлиял на объемы продаж в нашей отрасли. Изменения идут, но не такие значительные, как, например, в нефтехимии.

Несмотря на общемировой тренд по снижению потребления в связи с пандемией, клиенты стали чаще заказывать продукты более мелкими партиями. А для меньших партий нужно больше упаковки.

Во-первых, с одной стороны – люди стали меньше потреблять, с другой – партий упаковки стало больше. Во-вторых, люди стали меньше ходить в магазины, доля онлайн-покупок выросла. Если раньше человек выходил из магазина с одним пакетом, то теперь, заказывая через интернет, он получает индивидуальную упаковку на каждый продукт, которую раньше совместил бы в групповую.

Отмечу еще такой фактор, как ужесточение экологического законодательства на использование в качестве упаковки пластика. Это тоже нам на руку.

– Так коснулся кризис бумажников или не коснулся?

– И да, и нет. Кризис оказал влияние в первую очередь на цену макулатуры.

Снижение макроэкономических показателей не могло не сказаться на деятельности всех промышленных предприятий. Изменились покупательские предпочтения. Резкое развитие получила интернет-торговля, произошли изменения в потреблении упаковки – в видах, объемах. Но мы своевременно уловили эти тенденции и отреагировали на требование рынка.

– По итогам 2020 г. прогнозируете снижение объема продаж?

– Снижения объема продаж по итогам 2020 г. не планируется. Мы выходим на показатели, заложенные в бюджет предстоящего года в конце 2019 г.

– Три года назад Пермская целлюлозно-бумажная компания взяла в ВТБ крупный кредит и провела реконструкцию машин стоимостью 2,9 млрд руб. Кризис как-то повлиял на эти проекты?

– Действительно, в 2019 г. мы реализовали инвестпроект «Сила картона», подразумевавший реконструкцию картоноделательной машины КДМ-1, стоимостью в 1,9 млрд руб. Минувшей весной завершили проект «Сила бумаги», в рамках которого провели реконструкцию бумагоделательной машины Б-21 стоимостью почти 1 млрд руб. Срок окупаемости «Силы картона» – 3 года 9 месяцев, «Силы бумаги» – 4,5 года.

– В связи с кризисом не корректируете окупаемость?

– Пока нет, сегодняшние показатели дают нам основание полагать, что именно в эти сроки войдем.

Чем новая машина КДМ-1 лучше старой? Первое – это уже современные технологии, дополнительный выпуск. Рост объемов продукции составил примерно 45 %. Второе – экономия: КДМ-1 меньше потребляет электричества, меньше потребляет воды на тонну продукции, что не только облегчает наши затраты по выпуску, улучшает нашу конкурентоспособность, но и снижает экологическую нагрузку. А мы меньше берем воды из реки и меньше сливаем очищенной в реку.

Реконструкция Б-21 привела к аналогичному результату: увеличили возможности для выпуска продукции, снизили энергозатраты, улучшили экологичность.

– Вы говорите, что упаковка из картона экологичная, но бумагоделательное производство оказывает воздействие на окружающую среду. Что на предприятии с очистными? Раньше вы их реконструировали, сейчас прекратили этот процесс?

– Все-таки бумажники не отравляют природу, а влияют на нее. Биологические очистные сооружения на предприятии были построены 60 лет назад. И конечно же, мы ими занимаемся. Одна из задач, наравне с развитием производства, это уменьшение нагрузки на окружающую среду. Требования природоохранного законодательства на сегодняшний день являются одними из самых приоритетных. Любое предприятие обязано соблюдать экологические нормы и учитывать нагрузку на состояние окружающей среды.

Активно реконструировать очистные мы начали в том числе с увеличением выпуска продукции. Понимаем, что, увеличивая выпуск, мы увеличиваем влияние на экологию, по-другому не бывает. В 2016 г. с надзорными природоохранными органами был согласован план мероприятий по снижению сбросов загрязняющих веществ в Чусовской залив Камского водохранилища на период 2016–2021 гг. По итогу выполнения мероприятий мы снизили количество сбросов приблизительно на 10–15 %.

Но, как я уже говорил, когда мы модернизируем машины, ЦБК соответственно уменьшает нагрузку на экологию. В тех 3 млрд руб., направленных на «Силу картона» и «Силу бумаги», также содержатся расходы на уменьшение воздействия на окружающую среду. Если в результате реконструкции мы снизили удельное потребление воды на 65 % на тонну продукции, соответственно можно посчитать, насколько снизилось влияние на водный объект.

По очистным сооружениям разработана серьезная долгосрочная программа.

В наших планах в 2020 г. потратить именно на очистные сооружения 20 млн руб. Но поскольку мы видим увеличение объемов, то предполагаем до конца 2024 г. направить еще 170 млн руб. Итого за пять лет – 191,5 млн руб.

– Пермская целлюлозно-бумажная компания находится в микрорайоне Голованово. Насколько закрытое прямое железнодорожное сообщение от Перми II вызвало проблемы с доставкой работников на предприятие?

– На предприятии организована доставка работников, в том числе из Добрянки и Краснокамска, служебным транспортом, как на рабочее место, так и обратно.

– Исторически Голованово считалось поселком бумажников. Какова ситуация на сегодня?

– Данная ситуация давно изменилась. Сейчас из 9,5 тыс. населения Голованово на предприятии работает около 1 тыс. Мы на сегодня единственные в Перми, кто сохранил и обеспечивает всю социальную инфраструктуру: Дворец бумажников, стадион, шефствуем над школой, поликлиникой, библиотекой.

– Вы также сохранили котельную. Полностью обеспечиваете себя паром?

– Да, котельную мы сохранили. Полностью обеспечиваем теплом как само предприятие, так и жителей Голованово.

Источник: www.kommersant.ru